Tag один прекрасный момент

1хбет рабочая версия

Не так давно на нашем веб-сайте появились два диаметрально обратных материала про стримеров. В одном из их рассказывается история неадекватной девченки Карины, которая заработала миллион рублей за пару месяцев на оскорблениях в собственный адресок. В другом приводится перечень вправду профессиональных представителей киберспорта, чья стримерская карьера пока не складывается так удачно, как у Карины.

Практика указывает, что цепляющая харизма и игровое мастерство довольно изредка уживаются в рамках 1-го человека. Это порождает нескончаемый спор о том, каким всё-таки должен быть безупречный стример: любимчиком публики, к которому приходят за шоу, либо же целеустремлённым киберспортсменом, за чьей игрой приятно и полезно следить.

Пока мы с вами решали, кто из их больше заслуживает средств, осталась незамеченной одна увлекательная воодушевляющая история о стримере, для которого это занятие – единственный метод заработать для себя на жизнь.

1

Альберт Гутов родом из Майкопа, на данный момент проживает в Краснодаре. В две тыщи пятнадцать году он с различием закончил Кубанский муниципальный институт по специальности «Информационные системы и технологии». Но даже с красноватым дипломом престижного университета работу ему отыскать фактически нереально. Дело в том, что у Альберта редчайшая генетическая болезнь – неидеальный остеогенез, которую также именуют заболеванием «хрустального человека». Соответствующей чертой заболевания является завышенная ломкость костей, так, к 20 один году у Альберта насчитывается более восемьдесят переломов.

На данный момент Альберт решил заниматься стримингом. На его канале уже двенадцать 000 подписчиков, для которых он выдумывает разные шоу и устраивает 24-часовые марафоны. Мне довелось побеседовать с Альбертом о его жизни, карьере стримера и последующих планах.

– Расскажи о собственной заболевания: что это, откуда она, очень ли мешает жить. Какое воздействие она оказывает либо может оказать на твою карьеру стримера?

– Это генетическая болезнь, которая была у меня с рождения. По рассказам матери, во время родов мне сломали два ноги. Докторы до сего времени не отыскали полного исцеления от этой заболевания. Нужно повсевременно поддерживать форму, чтоб не появлялось осложнений. Для этого необходимо пить кальций, заниматься спортом, чтоб рос мышечный корсет, ставить разные капельницы, принимать препараты. Все это делается для того, чтоб не ломаться очень нередко, но с этим можно жить.

Комфортно ли это? Естественно нет. Я не очень самостоятельный, завишу от близких и родных в почти всех ситуациях. В плане стримерства – никак не мешает. Разве что из-за низкого роста мне неловко посиживать за столом, держа высоко руки – они повсевременно затекают. Но на данный момент я решил эту делему.

– Больше восемьдесят переломов! Мне кажется, что некие люди после перелома восстанавливаются месяцами, чуть не годами. Ты испытываешь те же самые чувства при переломе либо по привычке уже даже не замечаешь?

– Да, те же самые болевые чувства, просто у меня кости резвее срастаются. Если я что-то сломал, то через 10 дней чувствую себя уже более-менее нормально, только с некими ограничениями в движениях. Я даже гипс никогда не накладывал, потому руки так срослись.

– А у тебя какая чувствительность мышки стоит? Не боишься, что резко дёрнешь руку, ударишься и получишь повреждения?

– У меня, кстати, низкая сенса, но с этим все в порядке. Много места на столе и думаю, что от удара ничего не будет. Конкретно от моего удара, так как я не таковой сильный, чтоб пробивать стену с локтя (смеется).

2

– Перейдем к теме стриминга. Ты вполне всё делаешь сам либо для тебя кто-либо помогает, например оформление канала на Twitch.tv?

– Да, дизайнер – это моя уже не плохая подруга, Ирина Харченко. Меня познакомили с ней, мы условились о бартере: оформление канала взамен на маленькой пиар. Так мы и начали разговаривать. Сейчас она мне часто помогает в разных делах, касающихся стрима. Также Роман Кашуба – золотой души человек, он мне помогает во всем, конкретно в организаторском плане. Мотивирует меня на стримы, поддерживает, если зрителей не много, договаривается по рекламе.

– Кстати, о рекламе. 1-ый раз я о для тебя вызнал из маркетингового сообщения в одном из пабликов VK, посвященном доте. Это была их инициатива либо ты за это заплатил?

– Это было проплачено (смеется). Сам пост накидал не я. Началось все еще тогда, когда я начал стримить FIFA15 в сентябре две тыщи пятнадцать года. Я обратился в один из пабликов за рекламой, и мне человека сам предложил безвозмездно составить пост. Он написал текст, оформил сообщение и опубликовал в группе. Ко мне тогда много людей пришло. И я пошевелил мозгами, почему бы не взять его пост, незначительно подредактировать и уже делать такую рекламу на неизменной базе. Из последних больших сообществ, где меня пиарили просто так – это паблик Арена Зарубяна. Вот он мне сделал всё полностью безвозмездно, спасибо ему за это огромное. Я просто считаю, что тут все методы неплохи.

– А для тебя не кажется, что из-за постов, составленных схожим образом, люди приходят и подписываются на твой канал из-за сострадания, соболезнования?

– Да, многие так делают и это меня очень очень волнует.

3

– Твой канал на Twitch именуется «Джентльменский стрим». Почему?

– Так как у нас здесь такая атмосфера миролюбивая, никто друг на друга не кидается, мы всем рады. Вне зависимости от возраста, пола, других взглядов. Я пробую сделать доброе и отзывчивое коммьюнити, в каком было бы приятно разговаривать в чате со мной и другими зрителями.

Хотя у меня уже появились хейтеры, которые эту семейность пробуют повредить. Но я, как отбитый дотер, который всю юность провел в этой среде, не положительно и не отрицательно отношусь к схожим выпадам.

– Почему ты избрал конкретно Twitch, а не Azubu либо GoodGame? Планируешь ли ты запускать рестримы туда? Все-же, ты можешь вести трансляцию сходу на три платформы и отхватывать огромную аудиторию.

– Не знаю, я даже никогда не входил на те веб-сайты. А что касается аудитории, то я стараюсь всем отвечать на сообщения. Бывает, что за 24-часовой стрим набегает больше сотки диалогов. И заместо того, чтоб пойти спать, я со всеми общаюсь. Потому времени особо не хватает. Я утром тренируюсь, позже иду стримить, позже возвращаюсь домой, со всеми общаюсь, смотрю какой-либо кинофильм либо сериал и уже три часа ночи. У меня много мыслях по развитию стрима, но не всё успеваю воплотить.

– Есть ли стримеры, на которых ты равняешься либо у кого заимствуешь фишки?

– Посреди забугорных стримеров мне очень нравится Summit1g. Я помню, с чего он начинал – видосики всякие и вижу, чего он в конечном итоге достигнул. Из российских мне нравится Dread. В особенности его олдскульные стримы вкупе с Solo.

– Какие твои карьерные планы в качестве стримера? Не рассматриваешь ли ты вариант попадания в киберспорт либо на комментаторскую позицию?

– Комментаторство точно нет. Несколько раз пересматривал собственный стрим и отметил, что у меня огромное количество слов-паразитов, которыми я заполняю паузы. А ещё мне не нравится собственный глас и свои эмоции. Что касается киберспорта, то на данный момент мой уровень игры ниже, чем был когда-то. Я интенсивно занимаюсь с тренером по Counter-Strike: учусь стрелять, кидать гранаты, изучаю тайминги. Желаю отлично демонстрировать как Dota 2, так и Counter-Strike. Людям недостаточно просто глядеть на харизматичных людей, им принципиально созидать скилл. Если б я играл очень плохо, меня бы наверняка вообщем не смотрели.

– Не задумывался начать стримить League of Legends? Игра становится популярнее с каждым днём, всегда в топе Twitch.tv. Это, можно сказать, непаханое поле для российского стримера, в отличие от той же доты. Её стримят сильно много людей, зрители могут быть консервативны в выборе собственного возлюбленного стримера и не переключаться на новых. За счет чего ты собираешься выделяться?

– За счет адекватной и дружественной атмосферы у себя на стриме. Пока так. Я желаю собственный канал перевоплотить в телевизионное шоу. К примеру, у меня уже было такое шоу в ноябре-декабре две тыщи пятнадцать «Один в поле воин» по CS:GO. Я комментировал игры случайных людей из числа зрителей. Они должны были одолеть в 5 сольных рейтинговых матчах попорядку. Если у их выходило – я платил им 6 тыщ рублей. Только один человек выиграл 5 игр.

– Есть ли у тебя в планах сотрудничество с какими-нибудь известными стримерами, киберспортсменами, шоуменами?

– В планах пока такового нет, но если подвернется такая возможность — отрешаться не буду. Например, мне очень очень посодействовал ceh9. Он мне задонатил благопристойную сумму и направил людей на мой стрим.

– Это была его инициатива?

– Да. Я условился о рекламе в его группе. Решил, что если стример неплохой, то у него и аудитория должна быть отменная. Человек 100 если б пришли – было бы круто. А он позже увидел этот пост у себя в группе, зашел ко мне, задонатил и привёл 500 новых подписчиков.

1

– В одном из собственных видео, ты поведал зрителям, что ты стримишь не из дома, а из «подвала». Что же это все-таки за помещение и для чего там столько приставок?

– Этот подвал находится в принадлежности моей семьи, ранее тут был цветочный магазин. После вереницы событий и наводнения он закрылся. Мы сделали ремонт и я решил открыть игровой клуб с PlayStation три и 4. Мне казалось, что детишкам будет любопытно это место, потому что деток у нас в районе сильно много, а мест, куда можно было бы сходить фактически нет. К огорчению, я не учёл того, что на данный момент фактически каждый может играть из дома, или на планшете либо даже на мобильном телефоне.

Потом я решил устраивать турниры по разным файтингам и FIFA15. Ко мне приходили играть люди со всего городка. Вымыслил систему рейтинга, по которой на данный момент работает Федерация киберфутбола, членом которой я и являлся. Турниры проводил не только лишь у себя, да и в барах, время от времени даже в торговых центрах. В один прекрасный момент пришло девяносто восемь человек.

На данный момент я реализовал практически всё, что тут было. Трачу всю свою пенсию на коммунальные платежи. Правда, за последний месяц набежала какая-то астрономическая сумма за свет, потому время от времени задумываюсь о переезде стрима домой.

– Сколько времени ты в среднем тратишь, чтоб дойти до собственного «офиса» и можешь ли туда добраться без помощи других?

– Минут 5, всего два квартала пройти. Но сам я не могу это сделать, ведь по пути необходимо преодолеть несколько лестничных пролётов и красивые затопленные русские улицы.

– В таком случае почему ты не стримишь из дома? Ведь это удобнее и рациональнее.

–Во-первых, так как дома трудности с вебом. Во-2-х, не желаю мешать своим родным. У их ведь тоже есть свои дела, ну и дома необходимо отдыхать от работы. Это и меня будет отвлекать, я не смогу на сто процентов раскрыться посреди собственных родственников. Мне будет чуть-чуть стыдновато.

– Вклад семьи в твою жизнь тяжело переоценить. Расскажи незначительно о собственных родственниках.

– У меня есть старший брат, ему 20 три года, мать, отчим. Все живём в одном районе, каждый у себя на квартире. У их своё дело — занимаются логистикой. Мать педагог института, преподаёт деньги и кредит.

– А кто-либо из их глядит твои стримы? Они понимают, чем ты занимаешься?

– Они знают, но, наверняка, никогда не лицезрели. Не уверен.

2

– Не так давно ты провёл 24-часовой стрим. С какой целью и как удачно?

– Основной целью было набить два 000 подписчиков до круглой числа в 10 000. Если она производится, то я должен снять пранк с пикапом женщин в торговом центре. За время марафона удалось набрать три тыщи 100 50 четыре подписчика и практически 50 тыщ рублей пожертвований. Не обошлось и без помощи узнаваемых стримеров — ко мне заглянул Виктор «cheatbanned» Агарок, который сделал значимый вклад в эти числа. Цели мы достигнули, а означает идём пикапить женщин (смеётся).

Вообщем этого марафона могло и не быть. За денек до действия, я по неосторожности сломал для себя правую руку и повредил ногу. Но решил, что сломанная рука – не повод нарушать обещание и стрим состоялся. Более того, я демонстрировал хорошую игру в протяжении всех 20 четыре часов.

– Уже придумывал как будешь подкатывать к девицам?

– Я с дамским полом разговаривать умею, всё пройдёт нормально.

– Другими словами будут какие-то авторские заготовки либо полная импровизация?

– Нет, я не из числа тех, кто «Эй, твои предки случаем не террористы? Откуда у их такая бомба?». Хотя в годы моей молодости только так и подкатывал (смеется).

– Как ты проводишь собственный досуг, если выдаётся свободная минута?

– Хожу в торговые центры. У нас в Краснодаре есть один ТЦ с тиром, где стреляют из пневматики. Вот я туда захожу, покупаю патроны и на сто процентов обойму выпускаю.

– Помогает разгружаться?

– Нет, мне просто это любопытно и хорошо выходит. Например, из 100 50 очков набираю 127.

– Не боишься VAC бана?

– Нет (смеется).

– Какие у тебя есть еще интересы, кроме игр?

– Кстати, игры – это не мой основной энтузиазм и даже не 2-ой. До стримерства я очень изредка в их играл. Мой главный энтузиазм – это саморазвитие. Я люблю читать книжки, глядеть киноленты и телесериалы, также заниматься спортом. Прогуливался в типичную советскую качалку в протяжении два лет. Позже решил поменять качалку на более комфортабельную. Отыскал неплохой фитнес-центр с бассейном, но директор меня туда не пустил. Режим сбился из-за этого на данный момент два месяц сижу, ничем не занимаюсь.

– Почему не пустил? Была какая-то беспристрастная причина?

– Вероятнее всего заморочек не желает, ну и не по статусу. Это элитный фитнес-центр, там занимаются различные богатые люди и им, наверняка, будет не комфортабельно созидать такового, как я.

– А какие телесериалы смотришь? Могу представить, что ты увлекаешься Фарго?

– Да, это мой самый возлюбленный сериал. Из-за него я и выдумал для себя этот ник. Big – аллегория на то, что я сам небольшой, а Фарго мне очень нравится. Так и вышел BigFargo.

4

– Хочешь чего-нибудть сказать людям в итоге?

– Те, кто желает начать стримить, лучше попытайтесь себя в этом. От вас не убудет. Если вы думаете, что сможете это улучшить кого-либо – делайте. Не страшитесь ничего, свою публику вы все равно отыщите, так как даже у тех стримеров, которые только начинают, всегда возникают свои зрители. Два-три человека за денек непременно зайдут и может быть останутся. Потому пробуйте, ребята.

По поводу жизни… Тоже никогда не отчаивайтесь, не сидите на месте и занимайтесь саморазвитием. Не концентрируйтесь на одной вещи, например, компьютере, но изучайте и другие сферы. Необходимо быть многосторонним человеком. Обучайтесь, занимайтесь, играйтесь, любите.

Как я всегда говорю: «Любви для вас всем, а главное взаимности!».

Желаю передать привет моим родным. Особенный привет троюродному брату. Если б он меня в один прекрасный момент не вынул из дома, я бы так и остался человеком, который наобум играет в компьютерные игры. Большой респект Роме Кашубе, моему дорогому другу и ассистенту. Также привет моему старенькому товарищу Дмитрию «Ditya Ra» Миненкову из Natus Vincere, с которым мы, к огорчению, на данный момент не достаточно общаемся.

************************************************************************************************

Группа Альберта: https://vk.com/big_fargo

Стрим Альберта: http://www.twitch.tv/bigfargo

1xbet 1 site

Прошлый тренер «Черной пантеры» сказал Игорю Петрулевичу, каким ветром его внесло в Минск.

alt

Абдул Силлах – новый тренер по физподготовке в Государственной академии тенниса. В Минске он выстраивает систему для юных спортсменов. Броско, что конкретно этот южноамериканский спец тренировал саму Серену Уильямс – первую ракетку мира в протяжении долгого времени.

– Как вы попали в Беларусь? Кто сделал предложение?

– По сути, тут была задействована цепочка людей. Поначалу со многой побеседовал спарринг-партнер Виктории Азаренко Саша Бажин, позже позвонила сама Виктория, после я общался с белорусским тренером Вагеном Акопяном, и, в конце концов, случилась встреча с президентом федерации тенниса Александром Шакутиным. На мое решение больше всего воздействовал разговор с Викторией. Она деликатно держала связь через моего друга Сашу и в один прекрасный момент спросила, не против ли я посодействовать белорусам выстроить систему подготовки теннисистов полностью. Я решительно ответил согласием. Азаренко растолковала, что она желает созидать в итоге. И я сообразил, что это хорошая возможность выстроить нечто важное на очень длительное время.

– Тяжело поверить, что после работы с легендой дамского тенниса вы уехали конкретно в Беларусь. Вы ведь могли отыскать применение в хоть какой команде мира.

– Да-да, многие задавали вопрос: «Зачем для тебя это необходимо?» Честно признаюсь, что желал нового вызова. Я работал с Сереной в течение 10 лет. После нее мог бы попасть в команду к другому топ-атлету, но я вожделел малость поменять сферу обязательств. У меня были на это чисто личные мотивы. Я очень желаю сделать что-то полезное для общества и для целой страны. Лично для меня это еще важнее, чем просто подготовка отдельного спортсмена. На данный момент у меня огромное дело. Передо мной самый реальный вызов.

Работа в Беларуси – история не о деньгах, а о полезности для мира. У меня есть собственный тренажерный зал и вообщем хороший бизнес в сфере спорта.  Я желал чего-то нового. Помогать одному спортсмену просто – а именно, поддерживать неплохую форму Серены было несложно. Но что ты оставишь после себя? Да, новое поколение будет знать Серену Уильямс, но это никак не воздействует на подготовку каждого раздельно взятого юного человека.

Плюс на меня очень воздействовал разговор с Азаренко. Я ощутил, что ее просьба исходила от сердца. Она желает выстроить неплохую систему, благодаря которой в Беларуси будет появляться больше топ-спортсменов в теннисном туре. Вика делает это не себе, а для страны. И мне было очень приятно, что я получил возможность строить нечто важное и принципиальное.

– Как вы вообщем познакомились с Азаренко и какое воспоминание она произвела на вас?

– Я длительно работал вкупе с Сашей Бажиным в команде Серены. Он для меня как брат. Мы очень дружны. Позже Серена решила поменять всю команду. Саша, как вы понимаете, начал работать с Викой, но мы продолжили поддерживать отличные дела. Он нередко говорил о намерениях Виктории, о ее планах в родной стране. Потом представил меня Азаренко, после мы созвонились и отлично побеседовали.

Она мне очень приглянулась. Виктория – добросовестная женщина. Она нередко гласит, что задумывается, а не прячет правду. Мне нравится, что она каждому дает шанс показать себя и только позже делает выводы. Но больше всего впечатлила забота Азаренко о собственной стране и об игроках, которые подрастают в Беларуси. Мне кажется, она очень любит белорусов. Вот поэтому напористо уговаривала меня приехать к ней на родину.

– Из ваших слов следует, что Виктория – реальный патриот, но некие болельщики иногда винят ее в оборотном, в особенности когда она не приезжает на матчи Кубка Федерации…

– Болельщики всегда лицезреют ситуацию поверхностно. Я не обвиняю их, просто констатирую тот факт, что они не знают всех мелочей, которые оказывают влияние на решение спортсмена. Любая теннисистка серьезно анализирует свое состояние и здоровье, а уже позже соглашается на роль в матче. Уверен, Виктория всегда желает приехать и посодействовать Беларуси, но время от времени ее состояние не позволяет это сделать. Хотя в последнем случае она приехала в Россию и выиграла два матча в Кубке Федерации, а уже позже двинула на турнир в Мадрид. Не следует забывать, что впереди у нее к тому же «Ролан Гаррос». Нужно осознавать, что очень нередко роль в определенных матчах зависит не только лишь от желания спортсмена, да и других причин. К примеру, расписание важных турниров WTA. Лично я люблю болельщиков, которые понимают всю историю и лишь на базе этого делают выводы о спортсмене, а не просто винят теннисисток в нежелании играть за страну. Для меня Виктория, совершенно точно, патриотка собственной страны. Она ведь так очень нахваливала Беларусь, когда приглашала меня на работу. Я ей поверил. И увидел, что она вправду хлопочет о том, чтоб Беларусь вышла на принципно другой уровень в развитии тенниса.

alt

– Азаренко подфартило заиметь в команду Сашу Бажина?

– Да, 100 процентов. Когда у тебя в команде есть Саша, ты просто можешь рассчитывать на номер один в туре. Я убежден, что конкретно он посодействовал Серене захватить много титулов. Он отлично работает. Для меня Саша полностью наилучший спарринг-партнер в мире как посреди женщин, так и посреди парней. Он очень уверенный внутри себя человек. Это качество передается и спортсменкам, рядом с которыми он работает.

Когда Азаренко поздно ночкой прилетела в Беларусь, чтоб начать подготовку к Кубку Федерации, уже на последующий денек в девять утра она была в тренажерном зале

– Окей, разобрались, как вы попали в Беларусь. Какие ваши обязанности в академии тенниса?

– Я должен посодействовать выстроить систему подготовки спортсменов и поучаствовать в развитии фитнесс-инфатструктуры. Я делаю белорусских атлетов посильнее, резвее и, вообщем, даю способности ощущать собственное тело и осознавать, как устроена физическая подготовка. Большая часть белорусских теннисистов никогда не было за пределами родины. Они даже не представляют, каким может быть другой уровень занятий. Я помогаю им ощутить этот уровень, приехав сюда и показав новые упражнения.

Моя работа заключается не только лишь в смене физической работы, да и интеллектуальной. Когда поменяешь собственное мышление, и тогда будешь готов к другим занятиям на корте. Я помогаю сделать и это. Стараюсь перевоспитать белорусских спортсменов. Нахожу пути для их мотивации. Моя 10-летняя работа с Сереной – это, сначала, работа над мотивацией. Даже на данный момент я вижу, как она всегда настроена на победу. Это очень принципиально.

– Как белорусы воспринимают новые правила? Они работают лучше янки? Молвят, что наша цивилизация очень трудолюбивая.

– Ха-ха, ты даже не догадываешься, как это увлекательный вопрос :). Южноамериканские малыши более разбалованные, чем белорусы, но при всем этом они отлично понимают, как необходимо достигать собственной цели. И они ее не лицезреют кое-где высоко в небе. Америкосы от всей души веруют, что просто могут стать номером один в мире. Этого нельзя сказать о белорусах. Они просто не веруют в себя. Это очень некорректно. Белорусы не понимают, что суровая работа может привести к огромным достижениям. Я это связываю с тем, что белорусские детки не достаточно получают забугорного опыта. Из-за этого они скептически относятся к своим успехам. Большая часть тренеров и учителей из Беларуси также не имеют мирового опыта. Они привыкли работать по старой-старой системе и не желают изменяться. Из-за этого их ученики также не обожают какие-либо конфигурации. Лично для меня это большой вызов – поменять сознание белорусов. Я желаю разъяснить им, что некие конфигурации в системе подготовки просто нужны.

alt

– Тренеры старенькой формации внемлют вас?

– Некие. Да-да, некие из их. Я тут нахожусь, чтоб поменять сознание каждого. Предполагаю, люди все-же получают наслаждение от того, что у их есть возможность узреть нечто новое, что они получают новый опыт. Для меня вызов заключается конкретно в этом – испытать что-то поменять. Неувязка в том, что белорусские спортсмены – звезды у себя дома, но за пределами страны их ведь никто не знает. Я всегда повторяю об этом.

– Президент федерации тенниса Александр Шакутин верует в ваши конфигурации? У вас есть кредит доверия?

– Я верю, что он осознает необходимость определенных конфигураций. Это умный предприниматель. Думаю, он знает, что на 100 процентов будешь уверен в собственной мыслью, когда попробуешь воплотить ее. Мне кажется, мы осознаем друг дружку. У нас одна цель – помогать белорусскому теннису. Никто не желает навредить. Так что мы будем работать и пробовать. Как в один прекрасный момент увидела мне Виктория Азаренко, если не будешь работать и веровать в свои задумки, никогда не будешь на верхушке. Я не знаю, как все белорусские атлеты готовы приносить себя в жертву ради развития. Вот вы спрашивали о разнице янки и белорусов. Повторюсь, в Штатах всех еще в детстве приучивают к тому, что любые верхушки досягаемы. Только работай. Таких мыслей я не вижу в Беларуси. Тут детки не имеют определенной цели быть номером один. Без нее тяжело стать наилучшим. Я считаю, это большая неувязка. Но мы работаем над ее решением.

– Как длительно вы будете в Беларуси? 

– Чтоб воплотить весь проект, над которым мы работаем, требуется больше 2-ух лет. В кое-каких качествах необходимо создавать все полностью поновой, можно сказать, с незапятнанного листа. Я говорил по этому поводу с Владимиром Волчковым. Он осознает, что я имею в виду, и он грезит выстроить такую систему, которая работал бы, как часы. Он верует, он уповает. Я не могу его подвести. Для меня это очень принципиальный и ответственный момент. Я вижу, как он старается. Время от времени, приходя домой, Волчков звонит мне, и мы часами обсуждаем некие аспекты подготовки. Я решил, что буду находиться в Беларуси, пока не закончу намеченные планы.

– Когда нам ожидать новейшую Викторию Азаренко посреди ваших учениц?

– Ха-ха, как вы стремительно всего желаете. Но, честно говоря, я готов именовать имя, на которое всем стоит направить внимание. Может быть, она станет новейшей Азаренко. Это Арина Соболенко. У нее большой потенциал. Ей только не так давно исполнилось восемнадцать лет, а она уже указывает взрослый теннис. И самое главное, я вижу, что она готова много работать для заслуги цели. Для нее не существует неразрешаемых заморочек. Новенькая Виктория Азаренко – это не так нереально.

Разница меж Азаренко и кем бы то ни было из последнего поколения состоит в том, что Виктория в последние годы юношеского развития работала в США. В Беларуси у нее не было способности выйти на топ-уровень. Тогда это была большая неувязка. Прямо на данный момент ситуация поменялась. Уже в Беларуси можно вырасти в восхитительного спортсмена. Я верю в это. Честно, я верю, что многие молодые таланты добьются суровых фурроров, находясь в Беларуси, если в течение карьеры они будут принимать правильные решения и их будут окружать нужные люди. В данном случае очень принципиальна поддержка. Виктория стала удачной благодаря тому, что в один прекрасный момент рядом с ней появились отличные люди, которые посодействовали ей в развитии.

Правда, Азаренко отличает поразительная работоспособность. Я никак не могу запамятовать одну историю. Когда Азаренко поздно ночкой прилетела в Беларусь, чтоб начать подготовку к Кубку Федерации, уже на последующий денек в девять утра она была в тренажерном зале. Умопомрачительно, что она там была одна. Виктория спросила меня, где все другие спортсмены, почему они не работают над собой. Я даже не знал, что ответить, хотя осознавал, что не много кто желает так упрямо трудиться. Эта история отвечает на вопрос, почему Азаренко всегда достигает поставленной цели.

– Как для вас работается в Беларуси в бытовом плане? Все ли ученики знают британский?

– Большая часть из их. Я учу их зарубежному языку. Понимаю, что это принципиальная необходимость в карьере теннисиста. В этом виде спорта ты должен учавствовать в турнирах по всему миру, где никто не побеседует по-русски, а только по-английски. Вообщем, это очень любопытно – работать с людьми, которые не до конца знают твой родной язык. У нас очень забавно на тренировках, так как время от времени они шутят, разговаривая по-русски, а время от времени я, стремительно давая задания на беглом британском. Я же знаю только 5 слов на российском. Не больше.

Белорусы не лицезреют необходимости улыбаться просто так. Им нужна причина для этого

– Не могу не задать вопрос о Серене Уильямс. Весь мир поражает ее физическая мощь во время матчей. Как она работала на тренировках?

– Она не всегда была таковой сильной. Серена сильно много работала. И не только лишь на главных упражнениях. Каждый денек она занималась дополнительно.  Она научилась этому у отца. Он тренировал ее с юношества, и уже тогда сумел ей разъяснить, как принципиальна физическая мощь. Когда я пришел в ее команду в две тыщи четыре году, продолжил хорошее начинание ее отца. Я повсевременно повторял ей, что она должна много работать над своим телом, чтоб достигнуть фуррора. Это стало ее основным различием  от других спортсменов. В теннисе всегда сражаешься против какого-то конкурента, а не наедине с собой. Нужно быть уверенным, что для тебя хватит сил. Это позволяет не подвергаться стрессу во время матча. Но когда мы только повстречались в две тыщи четыре году, она могла пробежать только один километр. Это был ее самый тяжелый воркаут. Мы решили работать на этим. Я попробовал обосновать ей, что она может бегать так длительно, сколько того просит матч. Серена была согласна на такую работу. Не напрасно же она 1-ая в туре пригласила спец тренера по физподготовке. Итог нашей работа вы сможете узреть на данный момент. Время от времени складывается чувство, что никто в мире не способен переходить Серену.   

alt

– Давайте побеседуем о нашей стране. Вы не страшились ехать в такую даль и в незнакомое место?

– Честно говоря, я вообщем ничего не слышал о Беларуси до приглашения Виктории. Перед тем, как я уехал, многие мои друзья в США задавали таковой же вопрос: «Ты вообщем понимаешь, что делаешь? Ты знаешь, куда едешь?» Моя дочь находила информацию о стране, об устройстве страны и почти все другое. Я был скептически настроен к Беларуси. Но когда в первый раз приехал сюда в августе, я просто втюрился! Я никогда в жизни не лицезрел так неопасного места. Это самое главное воспоминание от страны.

– А почему были скептически настроены?

 – Я не был уверен, как будто все, что я слышал о Беларуси, находясь в Штатах, является правдой. В представлении янки Восточная Европа – очень закрытое место. Я же не желал мыслить стереотипами и мыслить, что в Беларуси творится все, как демонстрируют в голливудских фильмах либо как написано в вебе. Я настроился быть полностью открытым к новым впечатлениям.

– Что веб в США гласит о Беларуси?

– Ох, моя дочь сильно много читала. Сначала, она волновалась за меня. 🙂 Она скупо находила информацию о каждой мелочи жизни. Думаю, она знает культуру Беларуси не ужаснее местных обитателей. И благодаря ей еще в США я увидел много фото Минска. В конечном итоге, дочь вынесла вердикт: «Ладно, все окей. Ты можешь ехать». Эта фраза повлияла на мое окончательное решение.

– Ваши 1-ые воспоминания, когда прилетели в аэропорт Минска?

– Если идет речь конкретно об аэропорте, то я честно отвечу, что желал возвратиться назад. Я проходил таможенный контроль три часа. Представляете? Это было так страшно. После чего мне уже не хотелось никакой работы в Беларуси. И всякий раз, когда я улетаю в США, а позже возвращаюсь в Беларусь, испытываю одни и те же препядствия. Аэропорт – не то, с чего охото начинать разговор.

Позже я уже поглядел Минск, увидел фантастические пейзажи, и я втюрился в Беларусь. Это очень спокойное место, где можно быть по-настоящему счастливым. И люди очень благожелательные. Это самое главное, почему с наслаждением тут и работаю. Взгляни вокруг, мы сидим около кортов, проходят люди, улыбаются, здороваются, нажимают мне руку. Это отлично. И прохожие, когда я задаю им вопрос, с наслаждением начинают помогать, даже если не знают британский. Мы говорим на языке жестов.

– Умопомрачительно слышать. Америкосы нередко говорят о том, что мы – закрытая цивилизация и вообщем не привыкли улыбаться прохожим.

– Да, в США улыбаются повсевременно. Я не мог свыкнуться с оборотным устройством жизни в Беларуси. Никто не улыбается. Я попробовал разобраться в этой ситуации. Про себя задумывался: неуж-то люди так злы ко всему происходящему вокруг? После исследования культуры белорусов сделал вывод, что они улыбаются, когда или по-настоящему расслаблены, или когда им поведали вправду забавную историю. Белорусы не лицезреют необходимости улыбаться просто так. Им нужна причина для этого. Мне пригодилось время, чтоб привыкнуть к этому.

– Какие места успели посетить?

– Я думаю, белорусы гордятся государством. Может быть, я ошибаюсь, но вижу это конкретно так. Я сходил в несколько музеев в Минске и увидел, что Беларусь имеет очень богатую историю, которую обитатели страны знают очень отлично. Честно говоря, я не так нередко гуляю по городку, чтоб поведать о каких-либо местах. Я или сижу дома, или работаю на кортах либо в тренажерном зале :).

alt

– Теннис – пользующийся популярностью вид спорта в Беларуси?

– О да. Мне время от времени кажется, что все белорусские малыши желают заниматься теннисом. Иногда голова идет кругом от количества девченок и мальчишек с ракеткой в руке. Любой из их желает заниматься теннисом.

– Но ваш вид спорта очень дорогой. Беларусь – не самая богатая страна в мире.

– Я согласен с этим. Но в Минске работа построена таким макаром, что шанс проявить себя получает полностью каждый. Это замечательно. Тем паче практика указывает, что фуррора достигают те, кто родился в бедных семьях. Данный факт принуждает малышей двигаться вперед, добиваться поставленной цели. Отлично, что сотрудники федерации понимают это и не делают из академии личный клуб, куда могут попасть только люди, владеющие средствами.   

Фото: Facebook-страница Абдулы Силлаха.

1xbet рабочий сайт

Москва, Садовое кольцо, пятизвездочный Lotte Hotel – база всех участников Epincenter, наикрупнейшго турнира по CS:GO в истории Рф. Восемь наисильнейших команд, полмиллиона баксов призового фонда и семь тыщ зрителей на ВТБ Арене. Один из номеров девятого этажа (цена – от 30 тыщ рублей за ночь) переоборудован в тренировочную комнату: на 4 компьютерах готовятся к турниру игроки Virtus.pro. В качестве источника энергии это:

и это:

Единственный человек, который не притронется ни к чему на этих столах – 28-летний поляк Ярослав Ярзабковски, более узнаваемый как PashaBiceps. Это его фотографию демонстрируют, когда еще одного неофита знакомят с киберспортом и обосновывают, что им занимаются не только лишь задроты. PashaBiceps нажимает от груди 100 70 кг, получает донаты на пятнадцать тыщ баксов за одну игру, разлекает более миллиона подписчиков в фейсбуке и инстаграме и считается самым пользующимся популярностью спортсменом Польши после нападающего «Баварии» Роберта Левандовски.

Юрий Дудь повстречался с Ярославом и побеседовал о главном.

* * *

– Расскажи мне, новенькому, в каких странах на киберспорте самая крутая атмосфера?

– У меня есть три возлюбленных места. Для начала – Польша. Польские поклонники киберспорта на самом деле такие же, как польские футбольные поклонники. Может быть, чуток молодее и не дерутся, а в остальном – все то же самое. Они звучные, они поют, они кричат «Буууууууу», чтоб вывести из себя конкурента. Я слышал, что многие киберспортсмены страшатся приезжать в Польшу: вроде как там небезопасно на трибунах. Ничего небезопасного: фаны – хорошие, атмосфера – супер.

2-ое – Наша родина. Может, атмосфера не как в Польше. Но они всегда с нами. Время от времени такое чувство, что они играют вкупе с нами.

3-я – Америка. Там знают, как сделать крутое шоу.

Кстати, еще о Польше. В Катовице мы как-то выступали при семнадцать тыщах зрителей, это было отлично. Но я уверен: если на данный момент провести турнир на Государственном стадионе в Варшаве, 50 тыщ человек он просто соберет. Я серьезно: киберспорт в Польше неописуемо популярен, при этом интересуются люди, которым за 50. Обычной пример. Мой тесть перед тем, как я присоединился к их семье, всегда нужно мной хохотал. «Что это за юноша за компом? – спрашивал он свою дочь. – Он же так и остается за компом, а работать будешь только ты». На данный момент ему шестьдесят 5 лет и он знает об игре все – моих конкурентов, моих партнеров. После каждого матча он пишет мне смс, анализирует игру и поддерживает.

– Но так ведь и было: поначалу работала только твоя супруга.

– Все так. После школы был выбор: либо институт, либо игры. Я пошел в институт, но через несколько месяцев это стало нестерпимо: я пробуждался в 5 утра, в одну сторону мне было надо ездить шестьдесят км, позже столько же – назад, другими словами 100 20 км каждый денек. Ранее в моей жизни были футбол, тренажерный зал, компьютер, но такая дорога всю эту жизнь перечеркивала – я бросил институт и остался в собственной деревне. Мне было 18, моя мать уехала в Германию, мой отец уже много лет живет в Америке – я остался дома один. Через пару месяцев моя женщина переехала в Варшаву и позвала меня с собой. Там она всегда работала, а я посиживал дома. Когда она уходила, я играл; когда приходила – тоже играл. Ее предки очень злились: почему ты пашешь на этого лоботряса? Я тоже ощущал себя кретином: твоя дама зарабатывает и платит за все, а ты играешь в игры.

– Почему она тебя не бросила?

– Так как она любит меня. Я обещал ей 100 раз: найду работу – перестану играть. Через какое-то время я так и поступил и отыскал работу – чернорабочим на стройке. «Ярик, принеси этот инструмент», «Ярик, сходи за водой». В общем, я был никем.

Позже мы поженились, и на свадьбе один из моих друзей произнес: «Паша, возвращайся. Скоро это станет целой индустрией». «Нах##! Я провел за компом сотки часов, и это ничего мне не принесло». Но этот друг никогда меня не накалывал, через какое-то время я отдал себя уговорить. А промышленность вправду стала большой.

– Ты был чернорабочим, но свадьба – я лицезрел в Ютьюбе – у тебя была шикарная. На какие средства?

– Это подарок родителей – моих и моей супруги.

* * *

– Из чего состоит твой обыденный денек?

– Я просыпаюсь в семь утра. Всегда. Когда у тебя небольшой ребенок, ты просыпаешься вкупе с ним – означает в 7. Я ничего не ем и сходу иду в зал.

– Голодным – на тренировку?

– У меня нет времени ожидать. Я просыпаюсь, одеваюсь, беру сумку и уже через три минутки завожу машину, чтоб ехать в зал. Если поесть – нужно ожидать минимум час до тренировки. Я очень ценю время и не могу терять излишний час.

– Так а откуда силы?

– Перед тем как лечь спать, я очень отлично ем – в том числе углеводы. К утру все они еще в моем желудке, потому у меня много сил, чтоб трениться. Углеводы я ем дважды в денек: после зала и перед сном. Это не плохая система. Есть углеводы весь денек – это плохо, так как очень много. А если два раз в денек и так, чтоб в сей день была тренировка, это отлично.

– Когда и почему ты решил стать качком?

– Всю свою жизнь я так либо по другому был в спорте. Но в моей жизни был период, когда я целый год провел перед компом и вообщем не тренился. В конце того года я встал на весы и испугался: 100 20 5 кг. Не иметь работы, жрать все попорядку и играть в игры – наилучший метод растолстеть. «Окей, самое время что-то поменять». Сперва я записался в ММА-клуб – нигде нет такового кардио, как там. 1-ые пару недель я блевал после каждой тренировки. Если ты дерешься в школе, уже через 20-30 секунд ты не можешь дышать – представьте, что с тобой происходит после 2-3-минутной драки. В общем, вес я стал терять очень стремительно.

Помню, мой большой турнир в две тыщи девять году был в Китае. Я тогда весил очень больше «сотни», китайцы смотрели на меня как на гориллу.

– Ты занимаешься ММА до сего времени?

– Время от времени я занимаюсь боксом. Миксфайт нам запрещен, так как там просто разрушить руки. Руки мы должны сберегать, так как наши пальцы – наше золото.

– Сколько куриных грудок ты съедаешь в денек?

– Когда дома – приблизительно полкилограмма в денек. Кстати, я не ем глютен уже целый год. Глютен – говно, худшая вещь на свете. Два года вспять у меня были трудности с желудком. Сходил к медику, он порекомендовал мне довести диету до еще больше высочайшего уровня. Никакого глютена.

– Что же все-таки это такое?

– Это мой каждодневный завтрак. Отруби. Натуральный йогурт. Одна ложка меда – заместо сахара. Фрукты, я если ем, то только черные – в их меньше сахара.

– Нереально иметь такую бицуху и не есть стереоиды.

– Так молвят те, кто никогда не пробовал спорт. Кто пробовал – знает, что такое может быть. Люди, которые посиживают на диванчике и вообщем не выходят из дома, молвят: стероиды! Ранее я тоже посиживал дома и был толстым…

– Так ты ешь стероиды?

– Нет! Как я могу есть стероиды, если у нас повсевременно допинг-контроль. Я человек, у которого берут больше всего допинг-проб в киберспорте. Не на каждом турнире, но на важнейших нас инспектируют. Что запрещено в традиционном спорте, запрещено и у нас. Люди, которые берут пробы, – те же, что и берут пробы у олимпийцев. Так что никаких стероидов.

– Какой у тебя рекорд подтягиваний?

– На данный момент я вешу девяносто кг. Когда весил восемьдесят 5 кг, рекордом было 20 раз. На данный момент, думаю, подтянусь раз 15.

– Сколько ты жмешь от груди?

– 100 70 кг. Не так отлично, как у тяжелоатлетов, но все равно.

– Твой тренер гласил: «Если в отеле, где Ярик живет перед турниром, нет тренажерки, он проигрывает».

– В деньки соревнований всегда есть свободное время. Если в отеле только комната и больше нечем заняться, я обычно проигрываю. Ну сидишь в номере, ну посмотришь что-то в вебе, а все равно заняться нечем. Тогда я становлюсь брутальным, скованным и перестаю ощущать свободу. Я начинаю вести себя как кретин и становлюсь слабее.

* * *

– В один красивый денек некоторый юзер motark2 подарил для тебя на стриме пятнадцать тыщ баксов. Он это сделал за какое-то конкретное действие в той игре либо просто из перманентной симпатии?

– Я играл на стриме, motar2k был одним из числа тех, кто смотрел за мной там. Как-то летом он спросил меня: «Почему вокруг тебя так звучно? Ребенок орет, кто-то готовит на кухне. Почему?» «Потому что у меня только одна комната. Потому ты будешь слышать не только лишь это, да и «Хватит играть!» от моей супруги. Но когда-нибудь я перееду». Через две минутки мне на счет свалилось пятнадцать тыщ баксов с комментарием: «Возможно, это поможет для тебя переехать быстрее». Фантастика!

– Ты не знаешь, кто он?

– Он живет в Дубаи, у него бизнес. Он делал мне донаты пару раз и в общей трудности набежало около 50 тыщ баксов.

– Для тебя не жутко? На данный момент он накидал для тебя 50 тыщ баксов, а позже попросит тебя об услуге и не будет ждать отказа.

– Я задумывался об этом много раз, мои друзья нередко задавали схожий вопрос. Я не обеспеченный человек, но время от времени помогаю тем, у кого средств еще меньше. Может быть, он делает так же, но в собственных масштабах – с учетом того, что он, видимо, миллионер.

– Другими словами он не маньяк?

– Надеюсь на это. Надеюсь…

– Когда-то ты гласил: мечтаю заработать на квартиру.

– Мы ее уже приобрели. Правда, есть препядствия: те, кто строили дом, наделали кучу ошибок, на данный момент они их исправляют, и мы уже 2-ой год не можем въехать.

У меня никогда не было собственной комнаты. Когда я был ребенком и играл, мать всегда была рядом: «Когда ты закончишь? Я не могу спать. Ты как киборг». Когда мы с женщиной переехали в Варшаву, там тоже была одна комната. Она работала, ей необходимо было отдыхать, потому я не мог играть и готовиться к матчам столько, сколько необходимо. В один прекрасный момент я произнес для себя: когда-нибудь я заработаю на квартиру, где у меня будет своя комната – даже если в два квадратных метра.

Как-то я был на ужине с родственниками моей супруги. «Чем ты занимаешься?» «Играю». «Играешь? А где вы живете?» «Снимаем небольшую квартиру. Но в один прекрасный момент при помощи этих игр я куплю нам свою» «Пффффф!» – они звучно смеялись. Прошло семь лет, и я вправду купил квартиру. Спальня, детская и моя комната – большая квартира на 100 10 метров неподалеку от центра Варшавы.

* * *

– Ты когда-нибудь держал в руках истинное орудие?

– Мой друг был бойцом – он вел войну в Ираке и Афганистане. Дома у него есть весь оружейный набор – от оптического прицела до ружья. Время от времени он приглашает меня, и мы стреляем в тире. Обычно я выбиваю много очков.

Друг, когда глядит за моими выступлениями, всегда гласит: «Ты бы никогда не возжелал оказаться на истинной войне. Война – худшее место на земле». Я верю ему.

– Он убивал людей?

– Возможно, да. Но он никогда мне об этом не говорил, а я никогда не спрашивал.

– На данный момент, перед Epicenter, ты живешь в пятизвездочном отеле. Какие худшие условия, в каких ты обитал во время турнира?

– Да много. Я не один раз спал на вокзале в перерыве меж матчами. Я по 20 часов ехал на машине, чтоб добраться до турнира, и ночевал в ней же. Я ночевал в общежитии, где было 100 50 человек в одной комнате и один душ на всех в коридоре. Ранее средств хватало лишь на пищу и на дорогу. На данный момент времена поменялись.

– Исключительно в фейсбуке у тебя восемьсот тыщ подписчиков. Ты можешь выйти на улицу в Варшаве так, чтоб тебя никогда не узнали?

– Думаю, нет. Когда я выхожу из дома, я всегда фотографируюсь. Выяснят прохожие, официанты. Я привык. В этом бывает полезность: когда я иду в ресторан, точно знаю, что меня не накормят плохо. Так как если что-то будет не так – одна запись в фейсбуке о том, что там подкармливают тухлятиной, и об этом в Польше будут знать все.

– Ты знаком с президентом либо премьер-министром Польши?

– Нет. Но в один прекрасный момент меня пригласил мэр нашей деревни. В Польше есть система, когда часть средств на благоустройство распределяются на конкурсной базе. Нашей деревне была нужна новенькая детская площадка, но, чтоб спонсоры выделили на нее средства, необходимо было выиграть конкурс. У нас живет семь тыщ человек, посреди наших конкурентов были городка с популяцией в 300, 500 тыщ. «У нас нет шансов обыграть их, – произнес мне мэр. – Можешь попросить собственных поклонников нам посодействовать?» Я записал видеообращение и выкинул его в веб. В конечном итоге мы набрали один млн голосов! При популяции в семь тыщ. Сейчас у нас большая и хорошая площадка.

***

– Ты обожаешь футбик. Кто возлюбленный футболист твоего юношества?

– Никогда не угадаешь – Селестин Бабаяро. Я Ярослав, но дворе меня всегда называли Яро. Позже я увидел матч «Челси», увидел там БабаЯРО. Он не был наилучшим, но был неплох, ну и окончание его фамилии меня сразило. С того времени во дворе меня называли Бабаяро.

– Ты ведь и сам играл в футбол?

– И если б продолжил, у меня мог быть шанс. Я играл нападающего, но в один прекрасный момент наш вратарь получил травму руки, тренер спросил: «Кто может поменять?» «Я». Нам лупили три пенальти, все три я взял. После чего я стал играть в воротах, а в конце сезона нашему тренеру позвонил человек, который отвечает в федерации футбола за детский футбол. Его пригласили поглядеть на меня. Мне было или 12, или тринадцать лет; когда я вызнал об этом, закончил трениться. Почему? Или гормоны, или протест. В общем, в игре я был очень плох, человек из федерации позже произнес: «Он никакой. Для чего ты меня позвал?» Может быть, это был мой шанс когда-нибудь играть за «Барселону».

– Наилучший матч, который ты лицезрел заживо?

– Я уже гласил: мой отец издавна живет в Нью-Йорке. Когда я был небольшим, поехал к нему в гости. Как раз в это время там был матч «Фиорентина» – «Милан». Это была товарищеская игра на Giants Stadium с достаточно товарищеской атмосферой, но я в первый раз лицезрел заживо такое количество суперзвезд: Мальдини, Зеедорф и в особенности Батистута, которого я просто любил. Я смотрел на поле и грыз ногти, так как не осознавал, как на это реагировать: ранее они были исключительно в телеке, а на данный момент – прямо передо мной.

***

– На звезд киберспорта подписаны миллионы людей в соцсетях и, в отличие от обыденных спортсменов, вы часто вступаете с ними в контакт. Мне всегда было любопытно: что в большинстве случаев для вас пишут поклонники?

– По-разному. Кто-то пишет: «Скоро ты умрешь, будь готов».

Нередко пишут толстые мужчины, спрашивают, что делать, чтоб похудеть. Я говорю, что нужно делать, что нужно есть. И я всегда говорю: в твоей голове должен быть не только лишь компьютер. Ты должен не только лишь играть. Ты должен быть здоровым, отлично смотреться и повсевременно развиваться.

Фото: facebook.com/G5.pasha (3,4,6)

1 икс бет войти

Носительница бронзы Пекина-2008 Глафира Мартинович – не обычная спортсменка. Завершив полностью успешную гимнастическую карьеру, она пошла не в депутаты, не в НОК либо БФСО «Динамо», не в супруги предпринимателя, а в очень престижный и очень тяжелый медуниверситет, чтоб получить специальность дантиста. И уже 2-ой год Глафира Сергеевна, как ее именуют коллеги, ставит пломбы, удаляет камешки и ведет войну с кариесом в 39-й медицинской больнице Минска. О том, почему ей так нравится вылечивать зубы, как гимнастика закалила нрав и почему врачи – финансово незащищенные люди, Глафира тщательно поведала Тарасу Щирому.

«В кабинете стоматолога рыдают все – и дамы, и мужчины»

Скользким и ветреным декабрьским деньком мы встречаемся в малеханькой кофейне практически в 3-х шагах от станции метро «Малиновка». Улыбчивый дантист только что освободилась после шестичасовой рабочей смены, глядит меню и заказывает зеленоватый чай.

– Почему зеленоватый?

Нравится. Ну и он полезнее темного чая и кофе, от которых темнеет зубная эмаль. Но ужаснее зубам становится от сладкого, от всего того, что содержит сахар. Пирожное, естественно, скушать можно, но после чего сходу стоит почистить зубы.

– Знаешь, не лицезрел я, чтоб в кафе приходили со щеткой.

– Я тоже не ношу с собой щетку, но нередко использую зубную пенку, которая расщепляет мельчайшие организмы. Всегда беру ее с собой. Но я все равно лакомка. Могла в детстве тихо сладким позавтракать, пообедать и поужинать. Я в неограниченном количестве «лопала» желатинки «Харибо» в форме мишек и бутылочек с «Кока-Колой». Фактически все средства, которые мне давали предки на соревнования, растрачивала на сладости и домой обычно привозила большой мешок с конфетами. А еще я была без мозга от маминых пасхальных булок с изюмом, маком и корицей. В шестнадцать лет я попала во взрослую сборную, и все это обжорство пришлось закончить. Мы должны были быть худенькими. Ну а на четвертом курсе мед института я кардинально изменила отношение к собственному здоровью. Даже начала родителей корить за то, что меня впору не водили к дантисту. Сейчас заставляю всех родственников смотреть за собой, посещать стоматолога. Кстати, в большинстве случаев они прогуливаются вылечивать зубы ко мне. Пока никто не сетовал. Все уходили домой без слез 🙂

– А кто у тебя на приеме был сейчас?

– Довольно размеренные люди. Естественно, за 6 часов время от времени приходится принять двенадцать пациентов, посреди которых встречаются различные личности. Но со мной, честно скажу, лучше не вести войну. Не люблю, когда мне начинают указывать, обращаются с каким-то наездом. Приходится разъяснять таким клиентам, что я их не звала. Это они пришли за помощью. Я никогда никого из кабинета за грубость не выгоняла, но ко мне приходили мужчины с перегаром. В один прекрасный момент заявился юноша, по поведению которого было видно, что он, вероятнее всего, одурманенный.

– Как это смотрелось?

– Он гласил, что у него болит все, но трудно было найти, что конкретно. Смотрелся человек очень удивительно. В конечном итоге выслали его в поликлинику. А не так давно с родителями пришел ребенок, который вел себя на психическом уровне неадекватно. Ему удалили зуб, и он начал орать от боли, ползать по полу. С 5-ого этажа спускался по лестнице на карачках. Как позже выяснилось, перед посещением доктора мальчишка поспорил с матерью на 500 баксов, что ему будет больно. Кто знает, может, потому он так нервничал. Всякое бывает.

В кабинете стоматолога рыдают все – и дамы, и мужчины. Кто-то вообщем в кресле дремлет. А один мужик даже храпел. Было очень забавно, но я его не будила. Он ничего так и не увидел. Чувственно визит к дантисту воспринимают полностью все. Как ведали предки, я в детстве так кричала на приеме у зубного, что слышал весь район.

– Как можно было после такового грезить стать дантистом?

– Сама не знаю. Но моя мать очень желала, чтоб в нашей семье был медик. Она когда-то сама желала стать доктором, но в конечном итоге закончила БНТУ и на данный момент работает бухгалтером. Ну а в детстве я играла во доктора с мягенькими куколками, делала им уколы, выжимала их и все поновой повторяла. А позже я как-то призналась, что желаю стать стоматологом. Мать взяла это на заметку. Но все свободное время я начала посвящать спорту. И это притом, что мать считала художественную гимнастику обычным хобби, каким-то увлечением.

Кстати, в гимнастику я попала не сходу. Какое-то время занималась народными и эстрадными танцами во Дворце малышей и молодежи. Но мне в один прекрасный момент произнесли, что необходимо сделать лучше растяжку. Мои предки люди исполнительные. Нужно – означает, нужно. В конечном итоге завели меня подтянуть растяжку в спорткомплекс “Динамо” по улице Даумана. Один тренер от меня отказался, а вот Элона Осядовская в свою группу приняла. Многие девченки уже в 6 лет желали стать олимпийскими чемпионами, а я призналась, что желаю быть стоматологом… Потихонечку начала втягиваться, мне понравилось, и танцам пришел конец. Растяжку мне тогда, естественно, подтянули, но когда меня растягивали, я орала громче всех.

– Как это происходит?

– Мне казалось, что ничего ужаснее быть не может. Я была прыгучая, но не гибкая. Растягивали меня довольно агрессивно. Одну ногу ложили на один стульчик, вторую – на другой. Находясь в таком положении, я должна была коснуться попкой пола. И так было на каждой тренировке. Боль невыносимая. Это можно сопоставить с долгим и мучительным исцелением зубов, когда повсевременно давят на одно нездоровое место. Растягивали и других девченок, но мне казалось, что мне больнее всех. Самое увлекательное, что я все очень стремительно запамятовал и на последующий денек с новым желанием шла на тренировку. Но такое жесткое отношение тренеров к детям – это нормально. В таком возрасте – а мне было лет семь – тренер должен прививать дисциплину. Быть незначительно садистом. И тогда итог будет. Я к этому относилась расслабленно. Папа по детству меня время от времени ремнем наказывал. В конце концов, я его просто прятала под диванчик. Но ничего ужасного. Вредная я была, заслуживала.

Спорт мне никогда просто не давался. На одном дыхании я ничего сделать не могла. Я обожала гимнастику, но многие вещи мною производились мучительно, через боль. У нас было сильно много профессиональных девченок, но большая часть из их до Олимпиады не дошли. Кто-то травму получил, перегорел, а кто-то просто не оправдал надежд.

– А Любовь Черкашина?

– Она трудоголик. Ей тоже тяжело было. Мы с ней совместно начинали выступать. Вкупе участвовали на юниорском чемпионате Европы в Женеве в 2001-м. Но позже она возвратилась к родителям, первому тренеру в Брест. И ей пришлось хорошо потрудиться, чтоб снова возвратиться вспять в Минск, отыскать для себя тренера. Попахать в проф спорте должен каждый. Просто кому-то везет меньше, а кому-то больше. Я ведь не просто так в сборную попала. За год до Олимпиады в Афинах  у нас был отбор. Из сборной из-за травмы выпал один человек и кто-то был должен его поменять. На место претендовало 6-7 гимнасток. По итогу в сборной оказалась я. На тот момент я уже обучалась в РУОРе и стопроцентно отдавалась спорту. У нас раз в день были две тренировки, которые в общей трудности занимали восемь часов.

– Какие-то неописуемые условия.

– Так тренится сборная страны по художественной гимнастике. Это для тебя не футболисты. И я даже не знаю, с чем можно сопоставить наши занятия. Мне кажется, художественная гимнастика – это некий армейский вид спорта. Во время первой тренировки мы бегали, разогревали мускулы, занимались хореографией, работали с предметами. Во время 2-ой все повторялось. Со стороны, наверняка, это смотрелось монотонно. Я была крепкой девчонкой, но когда ворачивалась домой, падала на кровать и засыпала. И тут дело даже не в Татьяне Евгеньевне Ненашевой и Ире Юрьевне Лепарской, которые тренировали и тренируют сборную. Все дело в системе подготовки: если она дает итог, то все делается верно. Я, если честно, психовала. Просто могла запустить каким-либо предметом в стену, но стремительно успокаивалась и продолжала работу.

Свободного времени у нас вообщем не было. На сто процентов отдавались спорту. Естественно, мы могли сходить на дискотеку, но это было очень изредка. Правда, в один прекрасный момент, не помню уже перед какими стартами, мы решили посетить в ночной клуб. Нам было здорово. Но дело в том, что улетали в 3:00. Мы возвратились на базу, быстренько переоделись, собрались и поехали в аэропорт. Спали уже в самолете. Что любопытно, никто о нашем походе так и не вызнал.

Все девчонки жили в общежитии РУОРа в районе Уручья. Я, минчанка, там никогда не жила, но было так любопытно поглядеть за жизнью других. Они ничего не устраивали, но были свободные, без внимания родителей. Хотя за девчонками наблюдали, и если что-то было не так, докладывали тренерам.

– Кто вас сдавал?

– Бабушки-вахтерши, которые на входе посиживали. Вот они наблюдали за нами. Тренеры, как мне кажется, делали это меньше. Они понимали, что и нам тоже расслабиться охото.

«Думаю, армия полегче, чем наши тренировки»

– А юношей кто отгонял?

– Сами. Ну и подкатить к нам было очень трудно. Мы всегда проводили в зале. Но в общаге жили футболисты, вот они с девчатами знакомились. Меж ними даже образовалось несколько пар. Но как все это происходило, я не знаю. До определенного возраста мы были очень зажатыми. И общение в большинстве случаев состояло из «привет» и «пока». Мы тогда были в гимнастику влюблены. Все другое уходило на 2-ой план. Все отлично понимали, что если добьемся собственного в спорте, отлично выступим на Олимпиаде, то и в жизни все будет отлично. Времени на какие-то дела тогда реально не было.

Перед Афинами мы просто глупо тренировались и гоняли собственный организм. Один денек нашего сбора в Раубичах состоял из длинноватой тренировки. Пробуждались, бегали кросс, ехали в спорткомплекс на Даумана и после 7 вечера приезжали назад. До 9 вечера у нас было свободное время, а позже ложились спать. Я рыдала, звонила родителям и гласила, что больше так не могу. Даже не знаю, с чем эти условия сопоставить. Но, я думаю, что в армии все-же полегче. В Грецию мы прилетели в месяц до начала Игр. После чего я сообразила, что на огромные соревнования так рано приезжать не стоит. Можно просто перегореть. Никто из спортсменов еще не приехал, а ты уже на месте. И пашешь, пашешь, пашешь… Когда ты приезжаешь за неделю, тебя уже сама атмосфера заводит. А так мы работали на износ. Было время, когда у меня очень болели руки. Я стонала и через боль поднимала их, чтоб хоть что-то сделать. На той Олимпиаде мы заняли 4-ое место в групповых упражнениях, а я в пятнадцать лет стала самой юный спортсменкой Олимпийских игр. Но уже не чувствовала себя ребенком. Вся эта работа стремительно сделала из нас взрослых.

Что любопытно, в Пекине через четыре года мне было труднее не на физическом уровне, а психологически. Я ведь такая самоедка, многого страшилась. На пьедестал обычно претендуют семь команд. Если ты сделала все чисто, это не значит, что ты будешь с медалью. Я заблаговременно знала, что для меня это последние Игры, и накручивала себя, беспокоилась, что что-то может помешать взять заслуги. Ехала в Пекин незначительно опустошенной.

– Вас судьи «убивали»?

– Судейство в художественной гимнастике несправедливо. Ранее пьедестал распределялся более-менее корректно. И на каждой Олимпиаде различные команды занимали первое-второе места. А на данный момент у нас Наша родина несгибаемая. Даже если кое-где россиянки допустят ошибку, все равно будут первыми. Из-за этого грустно. После первого денька в Пекине мы были первыми. Во 2-ой денек допустили погрешность, откатились на третье место, а Наша родина с ошибкой вдруг стала первой, Китай – вторым. Время от времени складывается чувство, что все это нечестно. Вот очередной пример. В Рио очень классно выступила Испания, претендовала на золото, но Наша родина все равно с ошибкой стала фаворитом. Нам всегда гласили: если ты хочешь медаль, то должен выступить чисто. К Рф это почему-либо не относится.

– Кто-то оспаривал решение арбитров?

– Это делала сборная Украины. Эта команда всегда выступала хорошо. Но из-за высочайшей конкуренции на их внимания не направляли, отсеивали. Через протесты они пробовали обосновать всем, что не ужаснее других, заслуживают наилучшего дела. В Пекине на бронзу в личных соревнованиях претендовала россиянка Капранова и украинка Бессонова. После 1-го из упражнений Бессоновой поставили низкую оценку, она завелась, начала спорить с арбитрами. И Бессонова практически вырвала свою бронзовую медаль. К огорчению, из-за всего этого спорт преобразуется в какую-то коммерцию. Кто-то таким макаром решает свои вопросы, не задумываясь о том, что есть другие люди, которые честно готовились, тренировались. Мы никогда не были обеспеченными, но всего добивались через собственный труд. Кстати, бронза Пекина для меня как золото. Думаю, если б я захватила другую медаль, ничего бы в моем восприятии заслуги не поменялось.

Что было сходу после Олимпиады?

Очередной старт, после которого я в девятнадцать лет окончила профессиональную карьеру. Получила 30 5 тыщ баксов призовых за «бронзу». Лежала дома на кровати и ничего не делала. Это было мое любимое занятие. Я утомилась от спорта. Он все желание заниматься им далее из меня высосал. А позже мне предки произнесли, дескать, хватит лежать, вставай и готовься к поступлению. При этом предки были категорически против того, чтоб я поступала в БГУФК.

«Люди приходят ко мне с нехорошими зубами, а я делаю из их конфетку»

– Правда, что ты могла уехать тренировать в США?

– Да, к собственной подружке. Но что-то не срослось, предки не отпустили. Страшились, что я там останусь. Тогда решила, что буду получать образование. Папа и мать очень желали, чтоб я что-то делала руками. В конечном итоге мне предложили поступать на дантиста. Я сначала не желала. Мне было очень трудно переключиться со спорта на медицину. Казалось, я схожу с разума. Даже похудела от стресса. В конечном итоге зачислили меня на платное обучение, на которое издержала приблизительно половину премии за олимпийскую медаль. Когда объявляли всех поступивших, окрестили мою фамилию, добавив, что являюсь призеркой Олимпиады. Все начали рукоплескать. Мне было так неудобно.

– Почему?

– Просто я не могу сопоставить свои спортивные заслуги с тем, что делают врачи. Они за нашу жизнь отвечают, что является самым ценным для нас. Вкладывают в это свою душу, умение. Докторы заслуживают очень многого.

Меня, естественно, в институте никто не знал. Мне вообщем показалось, что врачи, наиумнейшие люди, спортом не увлекаются. В особенности гимнастикой. Они погружены в медицину. Как-то педагоги физкультуры меня желали подтянуть к каким-то соревнованиям, но я наотрез отказалась. Произнесла, что сюда обучаться пришла, а не спортом заниматься. Просто спорт стал для меня прошлым днем. Мне хотелось жить обыкновенной жизнью, получать познания, не ворачиваясь вспять.

– Что о твоей новейшей работе гласили подружки-гимнастки?

– Не знаю, с ними не общалась. На данный момент некие, правда, приводят ко мне собственных малышей, но многие контакты остались в прошедшем. Хотя я время от времени хожу на соревнования, общаюсь с тренерами, но все равно это уже не то, что было ранее. Я открыла впереди себя новый мир, которого ранее не знала, появилось много свободного времени. Я наконец могла выспаться. В конечном итоге стала заниматься делом, от которого получаю наслаждение.

– Вот скажи, какое наслаждение можно получать от удаления зубов?

А какое наслаждение получают от вышивания крестиком и вязания?

– Дамы от этого получают эстетическое удовольствие.

Вот и я его получаю. Люди приходят ко мне с нехорошими зубами, а я делаю из их конфетку. Так что моя новенькая профессия тоже довольно творческая. И мне она увлекательна.

– И как оплачивается это творчество?

– Работу дантиста могли бы оплачивать лучше. Ранее, когда подрабатывала в личной поликлинике, зарабатывала более-менее. На данный момент нам такую практику воспретили. По зарплатам к Минздраву огромные вопросы. Хотелось бы, чтоб на эту делему направили внимание. Все-же профессия нелегкая, принципиальная, и врачи должны за собственный труд получать адекватные средства. Я ведь была в спорте, знаю, сколько получают спортсмены. Докторы зарабатывают в разы меньше. Но все двинется с места только тогда, когда власть направит на эту делему внимание.

– У нас многие недовольны работой докторов.

– Знаю, сталкивалась с этим. Но пациенты тоже ведут себя жестко. Доктор ведь тоже не застрахован. И ошибки докторы тоже допускают. Может быть, из-за собственной вялости. Но с почтением относиться к их труду необходимо в любом случае.

– Какой ты видишь себя через пару лет?

– Вижу себя супругой и матерью. Многие из моих подружек по сборной уже обзавелись семьями. На карьеру дальние планы строить не желаю. В спорте я тоже не ставила впереди себя каких-либо сверхзадач. Я просто делала свою работу, получала от этого наслаждение и в конечном итоге захватила медаль. Прямо на данный момент мне любопытно вылечивать зубы. И это для меня главное.

ФОТО: Юлия Волчек, minsknews.by, sporteducation.by, minsksport.by, из личного архива Глафиры Мартинович.

1xbet купоны текшириш

25 просимулированных сезонов.

Лимиту на легионеров у нас уже больше тринадцать лет, и даже Виталий Мутко больше не связан с русским футболом. О лимите все так же много молвят, и практически всегда – плохо: Газзаев, Семак, Березуцкий (это совершенно свежайшие примеры). Мы решили проверить, каким был бы русский футбол без лимита – и просимулировали 5 последующих сезонов без лимита через 5 различных сэйвов в Football Manager. 

Гранды массово реализовали россиян. Естественно

В каждом сэйве Россию стремительно покидал Фернандес: Марио уходил то в «Барселону», то в «ПСЖ», то в «Челси». Что логично – он один из наилучших правых защитников во всей игре. За отличные средства уходили Зобнин (от восемь до 20 семь миллионов евро) и Чалов (в одном из сэйвов «Челси» заплатил за него 30 один миллион евро). Кутепов в один прекрасный момент смог уехать в «Фиорентину» за двенадцать миллионов. 

С остальными клубы пробовали распрощаться практически за любые средства. Дзюба переезжал в Испанию («Сельта»), Германию («Вольфсбург») и даже Грецию («АЕК»). Кокорин оказывался в «Фиорентине» и «Штутгарте», но постоянно заканчивал карьеру в клубах вроде «Уфы» либо «Анжи». Футболисты вроде Шатова, Щенникова либо Селихова уезжали в средние и слабенькие европейские клубы, также в Катар и МЛС. Другие (Смолов, Глушаков, Комбаров) переходили в аутсайдеры лиги. Очевидно, и заработной платы у их становились в 2-3 раза меньше. 

В РПЛ россиян брали очень изредка. Главные предметы охоты – Митрюшкин из «Сьона» (в различных сэйвах оказывался в «Зените» и «Краснодаре»), Караваев из «Витесса» (переходил в «Спартак» и «Локомотив»). Также «Зенит» не раз выкупал у «Локо» Алексея Миранчука – второго по таланту россиянина после Головина. 

Из сейчас имеющихся русских игроков (не регенов) в лучших клубах оставались только Джикия (никогда не покинул «Спартак»), Акинфеев, Алексей Миранчук (оставался в «Локо» либо уходил в «Зенит»). Если не учесть в первых командах воспитанников с потенциалом 100 10 и меньше, то в среднем во всей РПЛ игралось 40 россиян (очень – 68, мало – 29). Это чуток больше 2-ух россиян на один клуб. При всем этом в клубах первой пятерки в один прекрасный момент оказалось всего четыре россиянина (очень – 13). 

По тратам «Зенит» впереди. Но звезд не было

После отмены режима в чемпионат практически хлынули игроки среднего евро уровня. К примеру, у «Спартака» в различных сэйвах в составе оказывались Ван Гинкел, Сеяд Колашинац, Диего Перотти, Рафинья Алькантара. «Зенит» размеренно переплачивал за игроков вроде Гуса Тиля из АЗ (19 млн евро), Александра Митровича из «Фулхэма» (25 млн евро, на фото) либо Кристиана Рамиреса из «Краснодара» (15 млн евро). В чем питерцы были постоянны – так это в растратах: практически всегда «Зенит» спускал на трансферах не меньше 50 миллионов евро. В хоть какое трансферное окно и во всех сэйвах. 

А вот ЦСКА практически всегда имел положительном сальдо от трансферов, нередко пользуясь подписанием свободных агентов. Хотя юных россиян армейцы не ценили: сегодняшние Хосонов, Ахметов, Кучаев всегда оказывались в командах вроде «Ахмата» и «Ростова».

Фалькао так и не приехал

Либо соизмеримая с ним звезда. Самые сильные игроки, что побывали в РПЛ, – это Уильям Жеббельс – будущая звезда «Монако» (ради него «Зенит» не пожалел 30 два миллиона евро) и Малком (также оказался в «Зените»). 

В Россию охотно ехал Дивок Ориги: в 4 сэйвах из 5 он оказывался в РПЛ и зажигал, уезжая позже в клубы уровня «ПСЖ» и «Баварии». В различных сэйвах в РПЛ приезжали Шакири («Зенит»), Куадрадо (ЦСКА), Зинченко («Спартак» и «Локомотив») и Джо Харт (ЦСКА). В остальном – только средние футболисты с потенциалом до 140.

В чемпионате фактически погибла интрига – одолевают самые богатые

«Спартак» и «Зенит» были фаворитами в каждом сэйве – почти во всем так как растрачивали на трансферном рынке больше всех. В общей трудности за 20 5 сезонов «Спартак» побеждал двенадцать раз, «Зенит» – 11. Два раза золото брал ЦСКА. «Краснодар» нередко был вторым, но не выше.

Наибольшее падение по сопоставлению с реальным положением дел – у «Локомотива». Отвратительные покупки и странноватые реализации превращали клуб в середняка в каждом из 5 сэйвов. С другой стороны, «Уфа» и «Динамо» нередко забирались в зону еврокубков, при этом в «Динамо» вырастали главные звезды русского футбола.

В еврокубках рулит ЦСКА. Другие выступали некрасиво

Никогда за 5 сэйвов русская команда не брала еврокубок. «Спартак» и «Зенит» практически всегда позорились: третьи-четвертые места в группе ЛЧ и вылет в первых шагах Лиги Европы. Зато ЦСКА доходил до полуфинала ЛЕ и даже пробился в полуфинал Лиги чемпионов. В обоих случаях команду Франка Де Бура/Олега Кононова выбивала «Бавария».

На удивление слабо проявлял себя «Краснодар». Академия «быков» выпустила много игроков, но в главном это были слабенькие исполнители с потенциалом 100, которые либо оказывались в ФНЛ/ПФЛ, либо заканчивали карьеру в ранешном возрасте. Ну и сам клуб не мог пройти далековато в еврокубках.

Сборная не пострадала

Как ни удивительно, но со сборной Рф ничего кошмарного не вышло. Более того, в одном из сэйвов Наша родина занимала 5 место в мировом рейтинге и дошла до полуфинала чемпионата мира в Катаре. Самая низкая позиция – 30 6 место в рейтинге. Но обычно в стране вырастали хорошие регены, многие из которых в ранешном возрасте отчаливали в Германию, Испанию и Италию. В среднем сборная размещалась в районе 20 места в рейтинге ФИФА.

На обложках FIFA были Фредди Аду, Сергей Семак и Кевин Кураньи. А Джуджак возникал почаще Роналду

Оказывается, Сульшер – поклонник Football Manager. Гласит, что игра помогает осознать футбол

Фото: РИА Анонсы/Владимир Астапкович; globallookpress.com/Andrew Yates/Sportimage; Gettyimages.ru/Alex Livesey

1 икс бет информация

Вы умеете взнуздать собственный ужас? Скоро это можно будет проверить – восемнадцать апреля в кино выходит новый хоррор «Проклятие плачущей», продюсером которого стал Джеймс Ван – создатель самой удачной хоррор-вселенной «Заклятия». Ван прорвался в топы жанра с первой «Пилой» – и дальше все киноленты этого мастера ужасов высоко оцениваются и критиками, и зрителями.

Сейчас Джеймс Ван будет пугать нас Ла Йороной – персонажем старой мексиканской легенды, бесжалостным призраком Плачущей дамы, которая утопила собственных собственных деток, и вот уже несколько веков охотится на чужих, чтоб восполнить свою утрату. Кто осмелится сказать, что у Вана не получится? 

Мы решили посодействовать для вас приготовиться к премьере на большенном экране и собрали видеоигры с самой стршной хоррор-атмосферой, которые в ближайшее время могут пугать не ужаснее кино. Если можете дойти до конца материала – вы готовы к испытанию страхом.

Серия Silent Hill

Серия хорроров Silent Hill если и не доведет вас до истерики, то уж точно принудит вас грызть клавиатуру и начать мыслить о неплохом. Только для вас это не поможет. Эти игры пропитаны скользким, актуальным страхом, способным потрясти вас до самой глубины души. 1-ая часть серии вышла в дальнем одна тыща девятьсот девяносто девять году и была сотворена студией Konami. Тогда игровые хорроры переживали свои наилучшие времена — люди желали страшиться. Желали испытывать ужас.

Местом деяния избрали небольшой город, находящийся на отшибе кое-где в горах. Город, укутанный туманом. Город, который многие из нас запомнили на долгие и длительные годы. В то время игры, а тем паче — хорроры, не много разъясняли игроку, что конкретно ему необходимо делать. И это сыграло Silent Hill на руку. Пробираясь через черные уровни, игрока не покидает чувство волнения, порожденное неизвестностью — самым ужасным человечьим чувством. Вы когда-нибудь страшились входить в черную комнату в детстве? Страшились прыгать в неизведанный водоем, не зная о его жителях? Страшились идти ночкой по малознакомой улице? Я уверен, что да.

Silent Hill стращает никак не скримерами либо выпущенными кишками. Она стращает неизвестностью. Она играючи жонглирует нашими самыми темными фантазиями, открывая игроку только то, что ему необходимо узреть, а не то, что он желал. И настоящий кошмар возникает конкретно в те моменты, когда фантазия игрока ошибается.

Мы не напрасно избрали Silent Hill и поставили эту игру в начало материала. Ее леденящая кровь атмосфера ужаса перед неопределенностью и нагнетающегося ожидания угрозы отлично соответствуют тому, что будет ожидать вас при просмотре кинофильма «Проклятие плачущей».

Layers of Fear

Layers of Fear – игра о жизни художника, который оказался заложником собственного поплывшего рассудка, снутри собственного дома. Представьте для себя ситуацию, когда вы не сможете доверять своим ощущениям. Когда действительность оказывается не таковой уж реальной, а прячет за собой ваш самый ужасный ночной ужас. Неприятно, да? Конкретно в таковой ситуации вы окажетесь, когда в первый раз запустите Layers of Fear.

Действительность в Layers of Fear повсевременно изменяется. Если 1-ое время происходящее вокруг можно будет как-то оправдать — нездоровой головой, например, — то уже к середине игры краски начнут сгущаться все посильнее. Место вокруг начнет изменяться прямо на ваших очах, и очевидные фокусы вроде в один момент откуда-то взявшихся дверей покажутся цветочками. Вас позже еще длительно не отпустит.

Through the Woods

И еще одна игра, которую лучше не запускать на ночь, если вы дома один. Through the Woods — маленькой инди-хоррор, основным героем которого является мать-одиночка, живущая со своим отпрыском в непролазных лесах Скандинавии. В один прекрасный момент ее отпрыска похищает неведомый мужик, а дама кидается за ним в погоню. След приводит в богом позабытую часть леса, по которой бродят сказочные чудовища.

Всю игру вас не покинет чувство одиночества и волнения, которое иногда будет разбавляться пропитанными грустью фразами главной героини о собственном отпрыску. Через эти фразы можно осознать, как сильную боль она испытывает из-за собственной утраты.

Детям угрожает опасность и в «Проклятии плачущей». Сюжет кинофильма завязан на персонаже старой мексиканской легенды о даме по имени Мария, которую многие старики говорят своим внукам и детям. И многие, услышавшие эту легенду, серьезно думают о ее правдивости. А те, кто считал это предание обычный сказкой, безжалостно поплатились за это, столкнувшись со Злом лицом к лицу.

Легенда говорит, что Мария была ангельски прекрасной дамой, и так же самовлюбленной. В один прекрасный момент она совратила обеспеченного музыканта и родила ему 2-ух малышей. Со временем он меньше уделял внимание ей, и концентрировал всю свою любовь на собственных детях. Это вызывало ярость Марии и ранило ее в самое сердечко. В порыве ревности она выкинула собственных чад в реку, которая мгновенно впитала их жизни. Поняв, что она натворила, она ринулась за ними.

Во время ее похорон обитатели деревни услышали дамский плач, доносящийся с места катастрофы. Подойдя к реке под покровом ночи, они узрели силуэт белой дамы, стоявшей около края реки. Лицезрев ее, обитателей окутал кошмар — это была не Мария. Это была Ла Йорона, рыдающая дама. Сейчас ее слезы вечны и несут погибель. Тот, кто слышит ее леденящий плач, обречен. Ла Йорона крадется в тени и охотится на малышей, отчаянно пытаясь восполнить утрату собственных. Проходят столетия, она становится все более ненасытной… а ее способы все более страшными.

Судя по трейлеру, атмосфера в новейшей картине мастера ужасов Джеймса Вана под стать величавым хоррорам прошедшего. Готовьтесь!

Что все-таки можно противопоставить абсолютному злу? Узнаем в кино! Кинофильм будет идти на огромных экранах с восемнадцать апреля, и в кино для вас будет по-настоящему жутко – позже не гласите, что не предупреждали.

1хбет бонусный счет

Большой разговор с Максимом Шкиндером.

В 20 два года украинцу Максиму Шкиндеру удалось поступить на бесплатное обучение в престижную школу дизайна в Турине. Он провел там два года:

«Моими учителями были дизайнеры «Феррари», «Мазерати», «Альфа Ромео». Один педагог на экзамене пошутил, что у меня все сложится, если не увлекусь наркотиками либо не влюблюсь».

Еще во время учебы в Италии получил предложение о стажировке в «Мерседес» и работе в «Шкода». Избрал чехов, был там самым молодым дизайнером. Участвовал в разработке автомобиля «Skoda Superb».

В 20 семь лет Максим отказался от предложения работы в «Ленд Ровер» ради договора в «Макларене». Уже 6-ой год живет и работает в Лондоне.

Супер автомобили «Макларена», над которыми работал Максим Шкиндер:

«McLaren Senna» 

«McLaren 600LT» 

«McLaren 720S GT3» 

– Над чем вы на данный момент работаете?

– Не могу сказать, ведь это корпоративная конфиденциальность. Если проекты, их наименования либо концепция кое-где публикуются, то у этого есть последствия.

Но в целом это последующее поколение одной из имеющихся моделей. Она выйдет в две тыщи 20 один году. Работаю конкретно над экстерьером (внешний облик автомобиля). В прошедшем мне доводилось быть дизайнером интерьеров автомобилей.

В том числе суперкара «McLaren Senna» (назван в честь Айртона Сенны). Эта модель не так давно вышла. Я был создателем идеи внутреннего места автомобиля.

Работа очень интересная, хотя впрямую связана с большенными стрессами. Но у этого есть вознаграждающее чувство, когда ты видишь собственный проект либо его частицу, через 2-3 года на дорогах, то понимаешь ради чего все это было. 

Ты видишь, как будет смотреться компания и в целом автопром через 10-20 лет, так как вы работаете над проектами будущих поколений. Когда ты выходишь на улицу, то будто бы попадаешь в прошедшее. Тебя трудно изумить. Ты так привык созидать то, что будет через 10 лет, и забываешь, что другие люди об этом еще не догадываться. Даже только вышедшие модели тебе уже довольно старенькые, ведь ты их лицезрел еще 3-4 года вспять, когда они только рисовались. А люди как раз восторгаются ими в салонах.

«Около 85% решения покупки автомобиля принимается на базе дизайна»

– Что главное в работе дизайнера – краса либо функциональность автомобиля?

– Как дизайнер я должен очень отлично осознавать и разбираться во наружных свойствах. Вещи должны быть животрепещущими, продаваться не только лишь в момент выхода, да и в течение 5 лет после того, как этот дизайн будет утвержден и произведен. Тренды изменяются. Если дизайн с течением времени теряет свою актуальность, то это сказывается на продаваемости. 

Промышленный дизайн, архитектура, ландшафтный дизайн на каком-то уровне оказывают влияние и дополняют друг дружку. Человек, который покупает «Макларен», одевается по другому от меня либо от вас, живет и посещает места, которые строились не Укрбудом. Это все должно гармонически смотреться, для тебя нужно осознавать, что происходит в одной, 2-ой и третьей сфере.

Я не могу идиентично отлично разбираться в инженерии, аеродинамике либо в каких-либо многофункциональных вещах. Для этого у нас есть спецы, при помощи которых мы совместно исполняем командную работу. И находим середину, где дизайн очень соответствует функционалу, а функционал очень подчеркивает эстетические характеристики.

Есть внегласная статистика, что около 85% решения покупки автомобиля принимается на базе дизайна.

Но если делать дизайн ради дизайна, то будет много излишних вещей. Это мишура, когда автомобиль напичкан нефункциональными вещами, которые просто смотрятся симпатично. В «Макларене» мы не можем для себя позволить делать вещи, которые не несут идеи либо функции. В автомобиле просчитывается все, а счет идет на миллиметры и на гр. Если спортивный автомобиль длинее либо короче, чем необходимо, то это уже оказывает влияние на его динамические свойства. 

«Люди собирают машину вручную. Денек делится на три смены»

– Как происходит процесс рождения автомобиля в «Макларене»?

– Все начинается с идеи продукта – какую нишу проект должен занимать в дальнейшем, в стоимости, в какой категории автомобиль будет торговаться. Спортивные автомобили делятся на несколько категорий, начиная от развесовки мотора, и заканчивая классом автомобиля. В «Макларене» есть три главные серии: спорт – более экономные версии, суперсерия – более дорогие и совершенно эксклюзивные в лимитированном количестве. Ценник там начинается фактически от миллиона фунтов на каждую машину.

Потом следует стадия Design and Development, когда ведется конкретная разработка автомобиля и проектирования. Этот период может продолжаться 2-2,5 года, после этого начинается создание.

Изготавливаем главные составляющие – шасси и карбоновый кокпит. Но отдельные детали – зеркала, сиденья, стекла, ручки и другие вещи, которые создают наши подрядчики по всему миру. Когда нам доставляют все эти составляющие, изготовленные по нашей спецификации, требованиям, условиям и эталонам, тогда уже начинается сборка на местности Технологического центра.

Есть монтажные полосы, где люди собирают машину вручную. Денек делится на три смены. Не так давно подключили ночную смену, ведь объемы производства выросли от 2-3 тыщ до 5 тыщ автомобилей в год. И это при условии, что у нас ручная сборка и полностью лимитированные авто.

Не так давно была премьера кинофильма «Форсаж: Хоббс и Шоу». В ленте засветилась одна из наших моделей «McLaren 720S». А часть съемок проводилась конкретно в Технологическом центре. В кинофильме снимаются Дуэйн Джонсон и Джейсон Стейтем, с которым я в один прекрасный момент пересекся на премьере кинофильма «Неудержимые».

Актер Джейсон Стейтем и «McLaren 600LT» 

– С кем из узнаваемых людей еще доводилось встречаться?

– Кое-где месяц вспять приезжал Дэвид Бекхэм со своим другом и режиссером Гаем Ричи. Ранее прилетал царевич Уильям со собственной супругой. Царская семья нас нередко навещает, так как «Макларен» – это гордость страны. Царица Елизавета II в две тыщи четыре году присутствовала на открытии Технологического центра.

Роуэн Аткинсон – большой поклонник и друг бренда «Макларен». Он авторитет и авто спец. Многие ориентируются на его мировоззрение.

Племянник Айртона Сенны Бруно – один из наших амбассадоров. В один прекрасный момент мы пересеклись на одном из ивентов, где ведали о наших автомобилях. Поразмыслил, что как-то не по-украински улететь и даже не скупаться в басейне отеля. А за завтраком ко мне подошел Сенна. Мы завели диалог, побеседовали о работе и личном. Вспомнили бывших.  

Максим Шкиндер и Бруно Сенна

– Занимаетесь ли вы дизайном болидов для Формулы-?

– Нет. Мы одна большая компания, но это два различных бизнеса – «McLaren Racing» (Формула-1) и «McLaren Automotive» (авто для дорог общего использования). Мы находимся под одной крышей, лицезреем друг дружку, но это два различных коллектива и два различных директора.

Студия в какой я работаю, так секретная, что у служащих, которые проработали в компании 10-15 лет, нет туда доступа. И не любой из их бывал там хотя бы раз.

Попал в «Макларен» сначала две тыщи четырнадцать года. Тогда я понятия не имел, кто из пилотов выступал за нашу команду, и не интересовался Формулой-1. А в период правления исполнительного директора Рона Денниса у нас был очень серьезный дресс-код. Он был огромным педантом и добивался, чтоб люди соответствовали определенным эталонам в плане внешнего облика. Мы все были в формальной одежке – рубахи, пиджаки, костюмчики.

И здесь входит в ресторан кто-то в кроссовках и джинсах. По реакции людей и по энергетике, которая резко взорвалась в нашем ресторане, я понимаю, что это узнаваемый человек уровня Джорджа Клуни либо Брэда Питта. Мне становится очень неловко и постыдно, так как я, похоже, единственный, кто не осознает, что происходит. Наклоняюсь к сотруднике, робко и тихо, чтоб никто не услышал, спрашиваю, кто этот человек.

Мне отвечают: «Это же Дженсон Баттон». Но я и в этот момент не понимаю, кто это таковой. Говорю: «Отлично, но кто таковой Дженсон Баттон?». Позже я вызнал, что он один из наших пилотов вместе с Кевином Магнуссеном. После чего я не раз с ним встречался. Даже попал на Гран-при Англии. Это был один из его последних заездов.

Баттон пришел в паддок и делился впечатлениями о гонке. Меня очень очень изумило, как он был скромен и сдержан. Он пятнадцать минут из 20 гласил, какой потрясающий гонщик и неплохой друг Льюис Хэмилтон. Дженсон мог поведать о для себя и собственных успехах, но отдавал подабающее сотруднике.

С того денька я продолжал не один раз созидать его в стенках Технологического центра «Макларена». Баттон просто приходил, садился в ресторане, ел за одним столом с сотрудниками и говорил какие-то истории. 

Фернандо Алонсо лицезрел два раза за три его сезона в «Макларене». Он больше держался в стороне. Тоже самое касается наших юных гонщиков (Карлос Сайнс и Ландо Норрис). На данный момент «Макларен» пробует совершить волшебство и возвратить для себя былую славу. У ребят это удачно выходит, но я их пока не лицезрел.

«Когда «Макларен» будет в фаворитной тройке, тогда я буду очень огромным фанатом»

– В Технологическом центре как-то отображается, что в этот уик-энд проходит гонка?

– Ранее были голосовые оповещения в виде хайлайтов, когда проходил успешный обгон либо наши гонщики врывались на новое место. Тогда на все здание врубалась ровная трансляция, чтоб поделиться с сотрудниками. Это касается пятницы, когда на Гран-при проходят свободные практики. Суббота и воскресенье – выходные деньки.

Также в пятницу нам готовят блюда той страны, где проходит гонка. Меня до слез растрогало, когда во время Гран-при Сочи в ресторане подавали chicken kyiv. Поразмыслил, черт возьми, где бы я еще попробовал котлету по-киевски. Просто додуматься, чем я в сей день обедал. Даже с любопытством пробовал разглядеть, у кого еще в тарелке лежит котлета по-киевски.

– Как вы на данный момент поклонник Формулы-1?

– Временами бываю на гонках. В этом году снова посетил Сильверстоун. Но, к огорчению, не смотрю за Формулой-1. Мне хватает собственной работы и увлечений. Когда «Макларен» будет в фаворитной тройке, тогда я буду очень огромным поклонником.

Точно также я смотрю за украинским футболом. Когда идут большие турниры, тогда я становлюсь наибольшим поклонником. Но очень интенсивно стараюсь смотреть за украинским боксом. У нас с друзьями даже есть группа, где мы переписываемся и комментируем бои. Смотрю прямые трансляции поединков Гвоздика, Усика и Ломаченко. Мой коллега-аргентинец интенсивно смотрит за Василием.

Прекрасно вышло, что это все вышло в нахлест. Не было пробела после ухода братьев Кличко. Сходу выросло юное поколение. На данный момент нам есть кем гордиться. Бокс, как и футбол, родился в Британии. Англичане тоже с восхищением смотрят за многими украинскими боксерами. Они длительно радовались, когда Энтони Джошуа одолел Владимира Кличко.

Работа дизайнера в авто компании очень очень похожа на спорт. Тут есть конкурентность в виде коллег по цеху. Вы в неизменном соревновании мыслях и проектов. Наброски фаворитов воплощаются в жизнь, а трофеи – это супер автомобили.

«Люди еще не научились ездить на дорогах. Как их всех пустить в воздух?»

– Давайте пофантазируем. Как будут смотреться авто грядущего?

– В какой-то момент авто будут летать. Уже есть много концептов и разработок компаний, которые работают над летающими такси. Но я не вижу огромного смысла в таких автомобилях для личного использования.

У нас на дорогах не все отлично. Люди еще не научились там ездить. Как их всех пустить в воздух, где место перебегает в трехмерную координацию. На дорогах есть прямо, лево и право, а в воздухе еще добавляется верх и низ. Представьте, какая мухобойка начнется.

Пока я не верю в такие масштабы. Но могут появляться компании, которые будут предоставлять услуги личных перевозок, у каких будут лицензионные водители-пилоты. В наиблежайшие 5-10 лет это будет потихоньку выходить в масс-маркет.

Набросок Максима Шкиндера

– Как бы смотрелся государственный украинский автомобиль, беря во внимание наши дороги и стиль вождения?

– А украинский автопром есть? Может быть, он был либо будет. Не желаю прозвучать, как не патриот. Я – патриот, невзирая на то, что живу и работаю в Британии. Очень нередко прилетаю домой. У меня предки, сестренка, племянник, женщина в Украине.

Есть спецы и мировые примеры, как эти вещи приводят в порядок. У нас есть даже базисные мощностя. Но это не употребляется подабающим образом. За 10 лет моей карьеры авто дизайнера никогда никто не обращался ко мне на уровне страны за советом либо воззрением. Надеюсь, когда-нибудь мне позвонит государь Зеленский, пригласит на личную встречу. Сможете так и написать.

Были какие-то личные пробы либо стартапы. Люди обращались за помощью – помоги, подскажи либо нарисуй. Но тут благотворительность тоже завершается.

Когда я слышу о попытках сделать украинский супер автомобиль, то это вообщем вызывает хохот. Это детская наивность либо мечта какого-то олигарха, который желает пошуметь либо повытрепываться собственной супруге. Тривиально, по каким дорогам ездить? Также у нас нет истории и авторитета в этой отрасли, ниш, необходимости. У нас вообщем ничего нет, что могло бы ассоциироваться с украинским супер автомобилем. 

На данный момент таковой тренд появился посреди олигархов. В Дубаях личные компании пробуют что-то строить. Был нашумевший польский супер автомобиль. В Словении, Словакии, Чехии тоже появились мелкие нишевые компании. Они выстроили одну машину, отвезли на автосалон, об этом написали мировые СМИ, а позже все. На этом лавочка закрылась. Есть броский пример российской «Маруси» Николая Фоменко. Но ничем неплохим это не завершилось. 

– У вас есть собственный влог на YouTube «Гонщик». Делаете акцент конкретно на разбор дизайна автомобилей?

– По-разному. Этот влог – довольно экспериментальный для меня проект. Я не желал делать акцент на цифрах, литрах либо на каких-либо других измерениях. Говорить детально технические истории – это не мое. Такового много. Мне хотелось сделать что-то в формате lifestyle, где я мог пошутить и поведать о машинах.

Я оттачивал формат, пробовал реагировать на то, что комментировали зрители в YouTube. Меня просили гласить больше о дизайне, чем демонстрировать мои прогулки и вылазки по авто музеям. 

Выпусков было не настолько не мало. Мысль, чтоб все было просто и не напряжно. Человек не непременно должен разбираться в автомобилях, чтоб глядеть влог. Выпуски продолжаются от 5 до 10 минут. Можно поглядеть во время перерыва на кофе либо на обед. Не нужно зацикливаться на битый час.

Мне нравится процесс съемки, монтажа, формирования истории и развитие сюжета. Идеи есть, но они не всегда применимы конкретно на основной работе. Это опыт над собой. Я люблю вызовы, люблю ставить себя в какую-то неловкую ситуацию, пробовать получить из нее максимум результата. 

«Когда прихожу домой вялый, то могу достать кисть и начать писать маслом»

– На вашей страничке в инстаграме очень прекрасные картинки. Это очередное увлечение?

– Там три главных направления – живопись, картинки, связаны с рабочими буднями, и графика в виде дамских портретов – графических либо карандашных.  

На данный момент больше живописи. Мне это близко и любопытно. Нашел, что в Лондоне большая часть муниципальных галерей бесплатные для гостей. Вы сможете приходить и следить шедевры глобальных создателей полностью for free.

В школе и на студиях мы изучали живопись, историю искусств, академический набросок и портрет. У меня все с этого начиналось. Это позже я перерос в промышленного, а позже и в авто дизайнера. Но когда прихожу домой вялый либо желаю отвлечься, то это не непременно поход в некий бар либо кино. Могу просто достать кисть и начать писать маслом.

– Откуда у вас таковой неплохой британский?

– Общался на этом языке в Чехии, когда работал в «Шкоде». Ранее обучался в Италии, а там курс был на британском. Вынужден огласить, что в школе не учил язык, и в институте я его тоже проспал.

До последнего не осознавал, где я буду работать и чем заниматься. Пока не пришлось, британский не учил. Позже уже впопыхах начал заниматься языком. На данный момент каждый денек работаю в коллективе с англичанами, а это дает собственный итог.

«Первые полгода не мог привыкнуть к британскому юмору»

– Уже научились осознавать британский юмор?

– В один прекрасный момент пошел с девушкой-британкой на комедийный стендап. Я вообщем ни черта не сообразил. А весь зал смеется. И дело даже не в языке. Просто не осознавал, почему это забавно. Их юмор, почти всегда, строится на политических, экономических либо культурных референсах. Они шутят о определенных ситуациях в стране, которые случились либо могут случиться, о политиках, деятелях культуры.

Чтоб смеяться над этим юмором, необходимо тут вырасти. Он очень сдержанный, таковой микро-юмор. К примеру, «Я спотыкнулся и свалился напротив всей толпы, но, по последней мере, я себя не опозорил». Такая сухая штучка, которая в нашем переводе вообщем не вызывает огромного хохота. Но это очень броский пример.

Они сильно много шутят над собой, собственной неуклюжестью, не страшатся показаться глуповатыми либо необразованными. Для меня это крутой показатель, ведь они не закомплексованы. У нас незначительно другой склад ума. Юное поколение уже более уверено внутри себя, но ранее такового не было. Если ты кое-где опростоволосился, то будешь это скрывать всеми силами. В Великобритании над этим просто посмеются.

1-ые полгода не мог к этому привыкнуть. Они могли очень агрессивно пошутить над тобой либо поставить в неудобную ситуацию. Поначалу принимал это с обидой. Мне казалось, что меня не принимают. Но с течением времени сообразил, что это чуть не высший комплимент и показатель, что к для тебя отлично относятся. Над кем еще можно похохотать, как не над неплохим другом.

«Думали, что мне пришлось бежать из-за смены власти и конфликта с Россией. Но просто так совпало»

– Как украинца принимали в английской компании?

– Начал работать в «Макларене» в марте две тыщи четырнадцать года. Но поначалу приехал в Киев из Чехии, чтоб оформить документы. Восемнадцать февраля иду в визовый центр Англии, а в это время Майдан пылает, происходит расстрел Небесной сотки. Это был непростой момент, с которым мне пришлось смириться. Я вышел на Майдане, смотрю, как люди бегают с носилками, носят воду и т.д., а я в пиджаке и белоснежной рубахе иду в посольство.

В контексте я понимаю, что пока люди выручают страну, я пробую с нее уехать. У меня был внутренний конфликт. В этот момент мне хотелось все бросить и пойти на Майдан помогать. С другой стороны, я осознавал, что у меня не было нужных скиллов. Но это уже личное.

В компании меня принимали в контексте того, что происходило в стране. В 1-ое время задумывались, что мне пришлось бежать из-за смены власти и конфликта с Россией. Но просто так совпало. Я начинал вести диалог с «Маклареном» за длительное время до две тыщи четырнадцать года. Кое-где год ушел на все бумажные формальности, оформление визы и т.д.. Даже сама дата визита в визовый центр была назначена за полгода до всех событий, когда я еще жил в Чехии и работал в «Шкоде». А восемнадцать февраля происходит эта неудача.

– Андрей Ярмоленко говорил, что игроки и тренер «Вест Хэма» спрашивали его о войне и Зеленском. На данный момент ваши коллеги смотрят за событиями в Украине?

– Да, смотрят. Их забавляет сам факт, что комик стал президентом. Тут интенсивно раскручивалась история, что он стратегически и заранее снимал сериал о для себя («Слуга народа»). Это таковой необычный расклад. Но англичане не торопятся с выводами. Шумиха с Трампом напомнила им о нас и о Зеленском как о президенте. К слову, когда-то в Лондон приезжал «95-й квартал». Я даже попал на их выступление.

Вот Трампа тут просто терпеть не могут, смеются, глумятся. Его не понимают, как политического деятеля и публичную фигуру. К Зеленскому пока нет таковой открытой неприязни либо нелюбви. У англичан на данный момент и собственных морок хватает. В конце октября грядет Brexit. Они тоже люди неглупые. Им нет огромного смысла высмеивать кого-либо, не замечая собственных собственных заморочек.

«Самая принципиальная детская мечта – сделать автомобиль и на нем же ездить»

– Молвят, сапожник без сапог. На чем ездит дизайнер супер автомобилей «Макларена»?

– У меня на данный момент нет автомобиля. Несколько месяцев вспять я продал свою машину – ездил на двухместном Бмв Z4 Roadster. С этой машиной у меня связано сильно много сантиментов. Когда я был студентом, то в первый раз увидел эту машину на дорогах Киева, втюрился и с того времени грезил этой моделью. Уже в Великобритании при первом комфортном случае заполучил этот автомобиль. 

– На чем вы на данный момент перемещаетесь?

– У нас есть корпоративный транспорт – нас привозят и отвозят. На данный момент довольствуюсь этим.

– О какой машине мечтаете сейчас?

– Было бы хорошо приобрести одну из числа тех машин, которые я нарисовал. Это самая принципиальная детская мечта – сделать автомобиль и на нем же ездить. Когда-то пообещал папе, что подарю ему на большой юбилей машину, которую сам нарисовал. Пока таковой способности не было. Ждем или юбилея, или средств.

Денис Адлейба: «Мазерати» еще не остыла, Милевский гласит: «Феррари заказывай»

«Шевченко свалился в моих глазах». Рианчо – о Рф, дилеммах с ФФУ и конспектах Лобановского

Фото: Личный архив Максима Шкиндера